Меню

Главная

Записки постмодерниста

Корабли Черного моря

Рассказы о Одессе
Рассказы о Запорожье

Про проект / Контакт


Одесса. Неформат

АРТ - проекты Одессы

Однажды выйти в море

(txt-фантазия на тему...)

Одесса - Приморский бульвар

Часть последняя...
(24.00 пирс яхт-клуба)

Порт ночью это сказка. Особенно если это лето, если это Одесса.

Судно стоит, надежно притянуто швартовыми канатами к кнехтам причала. Волна лениво шлепает о борт. Немного душно, но это исключительно от жара которое тянется от перегретого машинного отделения. Сейчас двигатели молчат. Порт залит яркими огнями. Видно как днем. Громыхают краны, разгружая контейнеровоз неподалеку. Ночь каким-то образом сокращает расстояния и контейнеровоз кажется очень близко.

Мимо борта судна по причалу прокатил скутер. Матрос из экипажа судна пригнал его с автостоянки. То что матрос вусмерть пьян, ничего не значило. По внешнему иду это было совсем не заметно. Даже придавало ему некую лихость в движениях.

Некоторые предметы, которые уже не нужны после рейса он перевозит на своем скутере к автомобилям, ставя вниз на подножку. Автомобили экипажа не могут подойти с самому судну. Вот на тележке повезли тяжелые динамики к бусику, который увезет их на звуковую студию.

- Да садитесь Вы сзади и ничего не бойтесь. Когда мы на ходу - никогда не сможем упасть. - проговаривает матрос, уговаривая женщину довезти до автостоянки.

Она садиться, скутер взвывает и уносится прочь.

- Мы не можем утащить вот этот длинный банер. Он никуда не влазит. Надо его оставить и завтра приехать и забрать. - это говорил Боцман.

При этом он все же тащил к автостоянке длиномерный банер - некий слоган, написаный на картоне и взятый в рамку. Он висел в том месте, где обычно на судне прописывают название судна. По окончании рейса его сняли и вот теперь с этим надо было что-то делать.

Трейлер сериала "Однажды выйти в море "
Сериал "Одесса. Неформат"

Его таки затолкали в авто Боцмана. Он навис над головами водителя и пассажира переднего сидения. Но в свете того, что более двух человек в этой машине не предполагалось, то просчитали, что это хорошо.

Матросы притянули рабочую тележку, доверху груженную вещами. Затолкали в багажники. Потом сели на скутер, сделали прощальный круг, подудели и угнали на выход из порта. Следом тронулись автомобили экипажа.

Ночь, янтарный свет ламп над причалами порта. Теплый воздух. Ленивая нега разлита вокруг. Нет грохота дизеля на судах, поэтому вокруг тихо, только издалека слышен визг тросов портальных кранов, выдергивающие груз из недр трюмов сухогрузов...

Боцман был обстоятелен и неторплив в движениях. Проводив взглядом машины экипажа, он осмотрелся - не остался ли кто... Умостившись за рулем, он завел машину и тронулся задним ходом, выезжая из ряда таких-же авто...

Остались позади гламурный ресторан "Колесо" на воде, весь из себя как трактир из американского запада. Облепленный со всех сторон характерными вывесками-баннерами.
Миновали громаду катамарана "Хаджибей" - когда-то плавал как паром между портами Черного моря. Бегает и сейчас... Но все больше используется как площадка для гламурного отдыха на воде. На палубе снуют не матросы, а официанты в стандартном облачении - белая рубашка, черные брюки, бабочка на месте галстука...

Фотографии, сделаные днем, не отбражают всю прелесть ночного порта.

Машина прошла по причалу, вывернула на мост. Притормозили возле будочки с игрушечным шлагбаумом. Отдали восемь гривен (один доллар) за возможность постоять на автостоянке порта. Вырвались в город

Город стелился под колеса темным асфальтом. Дома выныривали квадратиками ярко освещенных окон и тут же заслонялись деревьями, густо нависших над дорогой.

Порт, море уходил вдаль, уходил в прошлое. Возвращались на сушу к обычной жизни...

За два часа до этого...
(22.00 на траверзе Аркадии)

... И конечно по окончанию "спектакля" надо сфотографироваться.

- Вы не снимайте ничего с себя, становитесь вот здесь. Сейчас отсюда вылетит птичка. - Ведущая говорила все это быстро, быстро, дабы ситуация не вышла из под контроля и "актеры" не разбежались.

Только что закончилась импровизация на тему "Сказки о старике, старухе и золотой рыбке". Самодеятельные актеры вовлеклись с пол-оборота и с удовольствием подыграли Ведущей, которая собственно и являлась главным Актером в этом спектакле. Она великолепно играла голосом за всех героев сказки. "Актерам", набраным из присутствующих, оставалось лишь пытаться соответствовать героям как их рисовал голос Ведущей. Собственно все представление и строилось на этом - любоваться, как смешно и симпатично смотрятся близкие люди, когда попадают в совсем не характерную для них ситуацию.

И вот теперь "актеры" стояли, прижавшись к переборке. Среди них и Ведущая. Фотограф подпрыгивал напротив, щелкал аппаратом. Вспыхивал белый свет фотовспышки. Зрители уже отвлеклись и сосредоточились кто на тарелке с салатом, кто на бокале с вином.

Судно, в салоне которого все это происходило, покачивалось на траверзе Аркадии. Это было в Черном море, недалеко от страны UA. Солнце уже закатывалось за береговую черту. Если смотреть с моря, то городские строения превращались в силует, подсвеченный сзади солнцем.

Судно было двухпалубным. Верхняя палуба - открытая. Народ там собрался малоподвижный, на развлечения не падкий. Но зато любящий поговорить под бокал хорошего вина. Когда солнце пошло за горизонт и перестало жарить, народу прибавилось. Начали рассказывать страшные истории. Потом продолжили играть в слова-угадайки.

В салоне - палубой ниже - уже начались "танцы до упаду". Бились о переборки салона всполохи света в такт ритмам музыки. Дергались тени танцующих...

Еще ниже - это уже было под водой. В глубине судна шла торопливая работа: человек в черном резиновом жилете пытался закрыть вентиль обратного клапана. Но ему это плохо удавалось. Он не знал, что там внизу невозможно было закрыть выходной люк для водолазов. Там застрял пластиковый мешок, который так и не успел выволочь номер Третий. Сам же Третий, раскинув руки парил над морской бездной, проваливаясь все глубже. Те кто его убил, медлено шевелили ластами, уплывали к берегу. Те кто был на борту ничего не видели. Все разборки происходили под водой. Никто никогда не узнает всех перипетий тайного противостояния спецлужб.

Человек в черном наконец догадался подсветить фонариком через иллюминатор пространство выпускного водолазного тамбура. Он увидал мешок и все понял - рядовая операция по "приему груза" сорвана. Мало того - пресечена. Аквалангист никогда не ушел бы без груза. Второй (человек в черном), был бы не на своем месте, если бы не был тем, кто способнен разруливать любую ситуацию.

Никто не заметил как с борта судна скользнула за борт черная тень. Потом через некоторое время аквалангист так же незаметно вернулся.
Затарахтели двигатели. Судно развернулось и двинулось на восток в порт.

Человек, который Второй, стоял на носу судна и всматривался в приближающиеся огни порта. Воронцовский маяк проблескивал красным. Где-то должен быть второй створный маяк. И проблескивать должен зеленым. Вот и он появился - маленький зеленый огонек, совсем потерявшийся за ярким красным светом основного маяка.

Судно прошло мимо входа, держа курс прямо в мол. Но человек на носу судна совсем не переживал по этому поводу. Его беспокоило совсем другое - он искал в огнях порта те незаметные сигналы, которые говорили об опасности для него. Сигналов не было. У Второго тлелась надежда, что как-то выкрутится...

Судно развернулось и вошло в створ между маяками. Причал все ближе...

За два часа до этого...
(20.00 на траверзе Аркадии)

- Это здесь. - Капитан судна перевел рычаги управления двигателями в состояние "стоп".

Судно находилось в пару милях от Аркадии. Это западная часть большого морского города. Капитан был хмур и неразговорчив. А с чего радоваться - то, что происходило на ввереном ему судне, не располагало к расслаблению.

На палубах народ расслаблялся. Люди уже были подзаряжены вином и неплохими закусками со стола по шведски...
Шоу-организатор начала свои игры с участниками мини-круиза. Она умело вырывала из среды отдыхающих людей определенного склада, которые всегда и везде играют в игры. Составляла из них команду и со смешными комментариями покатился показ-представление.

На верхней палубе было некоторые количество людей не принимали участие в увеселении. Для них предпочтительнее было просто разговаривать и наслаждаться видами моря, далекого берега.

Никто из присутствующих на судне конечно и близко не наблюдал еще один вид деятельности, которое проходило на судне.

В салоне по середине находиться сооружение, именуемое надстройкой. Один вход из нее ведет наверх, в рулевую рубку. Cбоку в надстройке незаметная дверь. Оттуда трап ведет вниз, к каютам в глубине судна и находиться ниже ватерлинии. Для пассажиров эта часть корабля неизвестна.

Но есть и еще одна часть судна, совсем мало кому известная - маленький коридочик в который выходили двери кают заканчивался переборкой с люком. За ним находился канатный ящик - хранилище для боцманского инвентаря. Там хранился инструмент для покраски, запасные швартовочные канаты. Был там и небольшой отсек, о существовании которого не знали даже многие из экипажа, не говоря о пассажирах.

Двое копошились у выходного водолазного шлюза. Один, одетый в резиновый костюм, заканчивал приготовления к выходу в море. Он протиснулся в шлюз. Одел маску на лицо и сделал пальцами "Ок". Его напарник задраил люк и открыл клапан забортной воды. Через толстое стекло люка, было видно как вода заполняет отсек. Аквалангист открыл забортный люк и выскользнул за борт. В отсеке находился черный пластиковый мешок. Горловина мешка была перетянута длинным шнурком и привязана к запястью аквалангиста. Матрос наблюдал как аквалангист подтягивал мешок к выходу. Вот он уже наполовину вышел из шлюза и... остановился. Матрос ждал, пока не понял что все пошло не так. Он сидел сгорбившись, и напряженно думал. Потом потянулся и вытянул из закутка из-под канатов пистолет для применения под водой и начал натягивать на себя черный костюм аквалангиста...

За два часа до этого...
(18.00 у пирса яхт-клуба)

Судно флота Открытого моря стоял у пирса яхт-клуба и собирал отдыхающих на очередной рейс. Судно было орендовано на корпоративную вечеринку и на него собирались ограниченное число приглашенных.

Глава фирмы встречала гостей у трапа. Они приходили с восторженными разговорами и небольшими подарками. Тусовались немного у трапа и поднимались на судно. Мероприятие предполагалось костюмированным. Но большая часть прибывших на судно, лишь слегка обозначила в костюме морскую тему.

На корме судна развернули мангал. Накидали в него дров. Подожгли. По выходу в море предполагалось приготовить шашлыки из кусочков курицы. Все как обычно...

Морвокзал в Приморском городе место уникальное. Когда-то небольшой причал для приема парусников в небольшом примоском городишке, он стал огромным пространством на котором вместились концертно-выставочный павильон, громада административного корпуса морвокзала, картинная галерея, церковь. на причале нашлось место для музейной площадки со старинными якорями и пушками. Издалека можно увидать красивый многоэтажный отель. В конце причала - внушительная территория яхт-клуба. Там же причалы судов каботажного плавания.

На это пространство можно пройти пешком через мост, взлетевший над железнодорожным хозяйством порта. А можно автомобилем, через этот же мост. Потом подвернуть и спуститься с него минуя шлагбаум. При шлагбауме стоит автомат-кассир, выдающий бумажку на оплату стоянки транспортного средства на территории причала.

Так и Чужой попал в тот день - 2.07.20... - на причал в составе команды, готовившей к выходу судно в спецрейс. Чтобы попасть на причал судов "каботажного" плавания, надо было миновать плавучий кран, явно оказавшийся тут случайно. Пройти катамаран "Хаджибей", плавучий ресторан.

Сам яхт-клуб, как территория, был собран из плавучих бонов - широких пустотелых конструкций, стоящих на мертвых якорях.

Чужой из сотоварищами шли по гулкому настилу к судом пришвартованым в самом конце причала. Одно из судов было было облеплено всевозможными плакатами - оно было орендовано для спецрейса фирмой, возжелавшей устроить корпоративный праздник на воде...

Был уже вечер. Люди понемного подходили. На празднике все были свои и нравы царили вполне дружеские. В час Х, когда посчитали, что все свои уже собрались, судно оторвалось от причала и ушло в рейс.

Впереди были приключения...