Меню

Главная

Записки постмодерниста

Война и мир Родителей

Корабли Черного моря

Рассказы о Одессе
Рассказы о Запорожье

Про проект / Контакт

 

 

 

Записки постмодерниста

1970-е Время путешествовать

Ковбои в городских джунглях / После армии

10 мая 1973 года самолет вылетевший из Семипалатинска на Москву, увез демобилизовавшегося солдата. Через сутки он был уже в Запорожье. Несколько десятков дней потратил на "веселье" по поводу возвращения...

23.05.1973 из письма к Михаилу Л...
Город вошел в меня, а я в город. Буд-то и не было двухлетнего отсутствия. Старые знакомства всплывают одно за другим. Сегодня улетел Виктор Потип в свою часть - был в отпуску. Ему еще полгода служить.
Он, я вместе с девочками - Светлана Ж., Киян, Наталия Л. собрались у Тамары Т. - вечеринка в честь нашего появления в городе. ... Сегодня наконец увидел Волкидовича и Голубкова. Голубок приехал в отпуск из Германии. Оба никак не изменились. Приехали из системы Свиридов и Гутник. Ждем еще ребят...

Через месяц начал проходить медкомиссию - устраивался на Титано-магниевый комбинат. На работу шел с подачи отца, который через своих знакомых подыскал хорошее место.Такое какое надо здоровому, молодому парню - с хорошей зарплатой, горячим стажем, пристойным графиком работы (три - рабочих дня, два - выходных).

У парня конечно были свои заморочки - он все копался в себе и никак не мог определиться в своих желаниях...

... из письма к Михаилу Л.
... В последнее время скука одолевает. По вечерам хоть волком вой. Хочеться любви, но своей единственной...
...Кручусь в кругу знакомых Витьки Щербины. В армии он не был - вроде как плоскостопие. Поэтому у него не было такого "разрыва мозга" как у нас - буд-то побывавших на другой планете. У него сохранялась непрерывность бытия. В его жизни не исчезали друзья. Бываю на танцах, хотя и не любитель ...

Среда Витьки Щербины была насквозь криминализирована. Молодые люди много пили, в отношениях наблюдалась чрезмерная агресия, нередкой была поножовщина, бытовые драки. Уход на отсидку наиболее радикальных был не редкостью. Забор в армию был спасительным процессом, хорошо прочищающим мозги и позволяющий родителям сохранить поколение детей.

Меня не надолго хватило. Бесцельно шататься по вечернему поселку в поисках сомнительных удовольствий надоело. В конце июня уже работал в небольшой бригаде по обслуживанию системы производства пигментного красителя.

Механизм химической печи занимала территорию отдельного цеха. Это был непонятный для меня процесс. Масса трубопроводов. Основной процесс протекает за пределами цеха. На выходе - упакованные в бумажные мешки порошок, темно-красного цвета. Должность называлась "печевой".

Устройство которое мы обслуживали - огромный металлический конус в который сыпался порошок. Внизу находился раздаточный механизм, через который наполнялись мешки. Основная наша задача - наполнить определенное количество этих мешков. Потом зашить их.

Каждая смена начиналась в небольшой комнате, которая служила комнатой отдыха. Где бригада - из пяти человек, переодевалась и обедала. Я не помню чтобы мы ходили в какую-либо столовую. Может она и была где-то неподалеку, но в памяти отложилось: холодильник в которые складывали тормозки. Ящик-сетка с бутылками молока. Бесплатное питание для рабочих горячего цеха.

Вся работа укладывалась в цикл несложных операций. По системе трубопроводов порошок сыпался в конус. Мы подставляли внизу мешок. Нажимая рычаг, ссыпали порошок в него. Когда мешок наполнялся, его оттаскивали в сторону. Подставляли под зашивочную машинку, прострачивали открытый верх и сдавали на склад. Естественно был план по сдаче определенного количества произведенной продукции.

Были в процессе и форс-мажорные моменты. Связано это было с нарушениями в техологическом процессе. Трубопроводы иногда забивались из-за некоторой влажности порошка. Тогда хватались за кувалду и неслись к критическим местам системы. Ими были крутые повороты трубопроводов. По ним лупили кувалдой без жалости. И столь часто, что в этих местах трубы становились треугольными. Иногда и это не помогало, тогда разбирали фланцы. Рассоединяли трубопровод и высыпая порошок в подставленние мешки. Такого рода операции были связаны выбросами ядовитого газа. Поэтому мы постоянно таскали с собой противогазы.

График нашей работы был и впрям неплох. Три дня работаешь с утра. Потом два дня выходных. Выходишь в ночную смену и три дня выходных. Один день уходил на "отсып" после ночи. Поначалу мне нравился и график и работа. И будущая зарплата.

Я начал готовиться в институт. Записался на курсы при филиале Днепропетровского института. Потом сдавал экзамени на автомобильный факультет Машиностроительного института. Благополучно недобрал проходной балл и выпал из соревновательного процесса. Перед ключевым экзаменом умудрился подпасть под деструктивное влияние Карпова и шлялся весь вечер где-то. А на следующий день был экзамен, который и завалил. Мама никогда этого Карпову не простила.

Перед этим я имел разговор с руководителями Клуба, где меня уговаривали идти к ним работать руководителем судомодельной лаборатории. Не пошел. Я уже работал руководителем перед армией и это не принесло мне никакого удовлетворения.

Одно дело бегать в лабораторию мальчишкой и мечать о далеких морях. Другое дело - став взрослым, застрять все на том же берегу и махать вослед своим мечтам, которые уплывают все дальше. И уже нет отмазки - все впереди. Уже ничего "впереди" - взрослая жизнь началась и время принимать "судьбоносные" решения.

Но проблема в том, что "мечта" все не никак не примет реальных очертаний. Время шло, а будущее все как мираж в пустыне - дребезжит в воздухе зыбким ирреальным маревом. И я бегу, а оно все дальше...

А у меня какие-то приземленные страстишки и они все затягивают меня не открывая ни мечту, не выдавая счастливого билета... И что делать? Ждать?

После провала с институтом, после отказа работы в любимой судомодельной лаборатории меня все чаще посещала мысль - моя жизнь рассписана на года вперед. Я кручусь в мире, в котором очень долго ничего не будет меняться...

Мне не хотелось бесконечно долго ходить через проходную завода, стареть вместе с ним. Становиться, наверное, заслуженным ветераном. Потом, заработав горячий стаж, перейти на работу полегче. Но все же на этом же заводе. Потому что специальность настолько "узкая", что нигде с нею не устроиться. А начинать что-то новое будет уже поздно. Выйти на пенсию рано и ...

Через два месяца я уволился. Мои родителя меня "не поняли". Был скандал. Желание идти учится на курсы шоферов - на дневные курсы, было категорически отвергнуто. Семья не могла содержать высоковозрастного "студента".

Я увидел объявление о наборе на курсы водителей троллейбуса. Пришел в парк. Очередные курсы набирались через пол-года. Предложили приходить позже.

Я устроился автослесарем в цех троллейбусов. До курсов проработал на "на яме". Осенью работал в колхозе, куда послали многих. Получил первую трамву, уронив на пальцы рук тяжелый колесный диск. Зимой начались курсы. Учился способом, как это тогда называлось - без отрыва от производства.

И снова про Amour
Из дневника...
...Впервые я Ее встретил на территории парка. В тот день очередная группа работников ЗТТУ уезжала в колхоз. Был в этой группе и я. С Сашкой Трембачем мы шли по территории парка и тут увидели... Она шла по алее навстречу нам. Не обратить на нее внимание было невозможно. В синем трико - одетое явно для поездки за город, в колхоз - сверху накинут плащь нараспашку. Промелькнула и исчезла как чьи-то грезы о любви.
Потом был десант в колхоз, где проработали месяц до первых холодов. Тогда меня затянуло и запутало иное любовное приключение.

К весне 1974 года учеба на курсах закончилась. Получил права. И в один прекрасное утро выехал на первый самостоятельный рейс.

Автоковбои в городе.
Троллейбус был старой модели. На поворотах приходилось упираться, изо всех сил, проворачивая руль. У этой модели отсутствовал усилитель руля. В тот же день день у меня первый и последний раз работал билетер. На следующий в салоне поставили компостеры. Водителям начали выдавать под отчет талоны для продаж. А по окончанию смены необходимо было сдавать выручку...

Не долго я ездил на старой модели троллейбуса. Мне дали самую распространенную на то время модель ЗиУ 5. В ней присутствовал усилитель руля и уже это приводило меня в восторг. Я очень скоро научился сам регулировать этот узел. Он легко сбивался и поэтому приходилось им заниматься.

ЗиУ 5

В парке работало много девушек. Не обошлось без любовных историй. Но как-то получилось без взаимности. Девушка Надя больше любила троллейбус и свободу. Как-то ей были без надобности любовные переживания некоторых. Впрочем от встречь с парнями она не отказывалась. Но ко мне это не относилось.