Меню

Главная

Записки постмодерниста

Война и мир Родителей

Корабли Черного моря

Рассказы о Одессе
Рассказы о Запорожье

Про проект / Контакт

 

 

 


Записки постмодерниста

1980-е Фильммейкер

30-летние. К встрече однокласников в 1983 году. | 1 | 2 | 3 | foto |
Визиты после Встречи

Тридцатилетние (встреча одноклассников)

ВСТРЕЧА. Послесловие

Взгляд из мира будущего (2013 год) 
О мотивах встречи (как это видится на расстоянии)

Встреча была попыткой определить - на каком этапе реализации своих амбиций находились. 
Что сделано и есть ли куда расти. 
Ну и была еще попыткой оценить "качество" прожитых лет.

Ответы так и не нашлись. Осталась неудовлетворенность как собственной жизнью, так и миром, который строили вокруг себя.

Послесловие, или ВИЗИТЫ №2

26.06.1983
Виктор П. 

Женат, двое детей - дочь трех лет и сыну - шесть. Живет у жены на Кичкасе.

Мы попали со своим Визитом на День рождения. Ему тридцать. Во дворе длинный стол, заставленный тарелками, бокалами, бутылками. Все это прилепилось в тени деревьев у стены дома. Люди едят медленно не спеша. Здесь все друг друга знают. Родные и ближайшие родственники. Лишь мы чужаки. Но принимали нас как своих. Наташа сидит напротив Виктора и разговаривает о разном. Автор снимает "процесс" на кинопленку...

- А знаете - я знал еще в школе, что вы поженитесь...

Для Автора это было новостью: если бы кто-то в десятом классе предсказал такое будущее, он бы не поверил.

Автор помнил Виктора человеком увлекающимся. Он притаскивал в школу польские журналы про кино... В памяти осталась строка из текста под картинкой, переведенной Виктором как: "Виниту - воще паче".
Потом по экранам кинотеатров демонстрировался культовый югославский вестерн "Виниту - вождь Апачей".

Виктор служил в далеком Ташкенте. Тоже в авиации, как и Автор. У меня сохранилась его фото того периода - красавчик-сержант в обтянутой, специально ушитой, форме. Любил он выглядеть "красиво".

Потом, после армии Автор (через три года после окончания школы) работал водителем троллейбуса и катался по маршруту Конечная на Кичкасе - Набережная внизу проспекта Жданова. 
Иногда по вечерам у моста на Тюленина подсаживался Виктор. Жил он в то время на Бабурке и ездил к девушке на Кичкас. Автобусом проезжал мосты и подсаживался в мой троллейбус. Садился на панель в кабине водителя. Курили и болтали.

Были прекрасные летние вечера. Как сейчас я понимаю - это можно назвать лучшим временем нашей жизни. Над нами не довлели обстоятельства и обязательства. Мы были молоды, свободны и впереди целая жизнь.
Что еще надо?

Виктор как после школы пошел работать на Днепроспецсталь, так и работает в одном цеху. Обдирщик на специализированных станках. Женился и живет размеренной, четко структурированной, жизнью. Равномерно распределив ее между заводом, семьей и увлечениями, которые может себе позволить. 
Одно время Виктор пошел учиться. Но через год оставил...

Мы сидели у Виктора часа три. На маленьком пятачке двора детвора затеяла возню с мячом. К ним присоединился один из мужчин. Большой, тяжелый - ему было нелегко развернуться на тесной площадке. Неуклюже тыкал ногой в мяч. Ворота гулко сотрясались от сильных ударов. 
Из распахнутого настеж окна орала песни Алла Пугачева. Рядом слушала-скучала женщина. Все продолжали пить, есть, разговаривать...

29.06.1983
Светлана Ж.

Три часа по полудни. Жара немилосердная. Асфальт черен и буд-то облит маслом. 
Вот и дом номер пять.

- Ты спрашивал, какие пластинки я слушаю. Вот, - Светлана показывает на тощенькую стопку конвертов рядом с рижской "Радиотехникой" - проигрывателем грампластинок. Архив "звуков" небогат, но у Светланы свое увлечение - во всю стену комнаты тянулись шкафы, заставленные плотными рядами книг.

Впрочем это было не удивительно - Светлана работала продавцом в книжном магазине.

- Все получилось достаточно спонтанно: шла по улице, увидала объявление. Зашла, поговорила и с тех пор вот работаю в этой системе. Нравиться. Много читаю. Есть возможность собирать приличную библиотеку из хороших книг. 
Обязанности продавца книг не несут в себе какую-то уникальность. Единственная особенность - это контингент покупателей, который естественно отличается от посетителей продуктового магазина. Летом часто стою за лотком на улице. 
Мне нравиться. Хотя есть и минусы - маленькая зарплата и ежемесячная недостача

- Недостача образуется вследствии элементарного воровства. Это было самым сильным потрясением, когда с этим столкнулась. Был это приличный мужчина, ничего такого злодейского не видела в нем и вдруг...

- А онажды подошла девушка, выбрала книги и ушла не заплатив. Я вспомнила об этом когда она затерялась в толпе. Прямо некий сеас гипноза. 
В другой раз подбегает женщина, говорит: " Света, тебе не надо колбасу? Я вон в том гастрономе работаю. Хочешь возьму тебе. Давай деньги..."
Я ее не знала и денег не дала. Говорю: "Принесите, тода заплачу"
Ушла и не вернулась. Девочки предупреждали о таких...

- Есть и фанаты, живущие только книгами. Часами могут рыться в стелажах...

Светлана говорила и говорила. Наверное на эту тему она могла говорить бесконечно. Это был ее мир.
- Мама мирится с моей такой работой. А в обыкновенной жизни я не очень уверенно чувствую себя.

Сидели за небольшим столом. Стояли холодные блюда, салаты, бутылка румынского вина. На проигрывателе крутился диск песен Дольского...

1.07.1983
Нина В.

Полдень. Двор многоэтажного дома притрушен пылью задремавшего в летней дремоте двора. Что-то не похож этот дом на "общежитие молодых специалистов". Но адрес вроде как верен - здесь живет Нина. На указателе имен жильцов рядом с подьездом, против номера квартиры, в котором живет Нина, выписаны три фамилии. Значит все таки общежитие...
Гулкая пустота коридора. Высокая входная дверь. Черная кнопка звонка.

Потом Наташа сказала:

- Из всех смоделированных по воспоминаниям характеров, Нина оказалась наиболее непохожей.

Нина открыла дверь. Она была в домашнем платьице, которое ее весьма молодила.

Маленькая комната. Тесно. Мебельная стенка из двух книжных шкафов. За стеклом книги. Не так много и такиеи новенькие как у Светланы. Напротив тахта. Телевизор, старая радиола у окна. 
Нина никогда не жила легко. Весь ее путь - это постоянный труд. Муж не стал ей опорой.

- Я увидела, что этот человек не собирается создавать семью пришлось расстаться. К сожалению эти тка называемые "отношения" весьма попортили мне кровь.

- Есть сын. Но со здоровьем у него проблемы. Так, что есть над чем работать и что ровнять...

Наташа и Автор сидели на тахте. Нина напротив. Сын ее вертелся вьюном рядом. Гости ему нравились и он прилагал немалые усилия, чтобы оставаться в центре внимания. Получал от мамы замечания: "А ну прекрати. Не балуйся" - он ничуть не огорчался...

На тахте были раскиданы фотографии школьных лет. Маленькие, плохонького качества. Вот Перминов и Алексунин примеряют ковбойскую шляпу. Претенциозные позы. Белые рубашки, черные брюки. Девочки прямые, строгие, стеснительные перед объективом. Красивые платья.

- После школы работала лаборанткой на Днепроспецстали. Там работа Ольга Крыжалко. Потом к нам присоединилась Тамара, ушедшая со школы. Окончили металлургический техникум. Потом и институт. В восемьдесят первом закончила. Год сидела в академическом отпуску. Закончила вместе с Тамарой.

Как белка в колесе. Но ничего, закончила свой факультет цветных металлов. Восьмой год работаю в лаборатории института Титана. Если все сложится нормально - получу тему и буду ее вести.

- Читаю я много, но все больше по специальности. Разве что классиков перечитываю. Недавно читала о Лермонтове. Теперь ищу его стихи. Нравиться.

- Живем мы, конечно, достаточно однообразно. Днем работа. Вечером заберу сына из садика. Поедим дома - уже и день кончился. На воскресенье иногда к своим выбираемся. С Надей З. и Тамарой вижусь все реже. У обеих семьи, дел по горло. 
Одно время кактусами увлекалась. Вот стоят горшочки на балконе. Собирала литературу по теме. Сейчас немного остыла. Но цветы остались - люблю.

Автор и Наташа уезжали на троллейбусе. От остановки шли, помахав им на прощание, невысокая женщина в очках и мальчик, крепко державший ее за руку. Он почти бежал рядом вприпрыжку, заглядывая маме в глаза. 
Любовь и утешение.

2.08.1983 (16.30)
Сергей М.

Комната с высоким потолком и нешироким окном. Заставлена разношерстной мебелью. В квартире идет ремонт и эта комната выделена для вокзального существования. Свободны кресло, диван и столик перед ними. Стопочкой сложены книги - Толстой, Чехов, Горький. 
Сергей сервирует стол рюмками и конфетами на блюдце.

- Ах диабло. Совсем не остыла. - Сергей выхватил из холодильника тонкогорлую бутылку вина. Ловко потянув за шнурок, отдирает пластмассовый колпачок. Разливает желтоватовую жидкость по фужерам.

- Вот и наш Струмок, - произне Сергей не очень понятную фразу. Лишь потом прояснилось, когда Автор увидал в винном отделе продуктового магазина невзрачные бутылки вина с ироническим названием "Струмок".

- Мой жизненный путь? Но он коротенький как нос воробья. Електрик железнодорожного цеха на Днепроспецстале. Был помощником машиниста. Кончал трехмесячные курсы. 
Почему не машинист? не хочу. Ответственность. Кататься туда-обратно, возле каждого светофора стоп. И не дай бог кого-то придавить. Зачем оно мне надо. 
Сейчас вновь электриком. Окончил металлургический техникум. Это было в 77 году. Вначале учился кое-как, но потом понравилось. Не столько предметы, как сама атмосфера отношений. К концу учебы были такие настроения, что появилось желание всем нашим курсом продолжить образование в вышке. Но не тут-то было: жены быстро вправили мозги. Передумали. Но то время вспоминаю с веселой ностальгией.

- Сейчас рутина. Вот у жены и то больше приключений по теме "профессиональный риск". Однажды приносит какую-то цепочку, говорит: "Вот, взятку получила. Защищала по благородству души одного балбеса на педсовете, так через день мамаша вот всучила. Перестрела на улице. Базарным голосом заорала: " Милая, как я вам благодарна". Господи, думаю, неужели придется бежать".

- Ага, я представляю как моя Татьяна и мамаша трусят по проспекту. - губы Сергея растянулись в тонкую прямую улыбку.

- "...А вот сегодня, говорит Татьяна, подложили это в мой портфель. Что теперь делать". Ну я ей и объясняю - ты скажи, что муж обещал повесить на этой самой цепочке. Боюсь только - не поймут.

- Иногда - иду по улице, пробегает шкет "Здрасте". Диабло, думаю, откуда он меня знает. 
Уже нельзя по улице пройтись. Говорит Татьяна : " Ты хоть возле пивбочки не стой. Уваж мой авторитет. Лучше я тебе домой тебе куплю пару бутылок."

- Мне самому не нравиться эта толпа у бочек. Но ведь не без этого - если кто из друзей потянет. Все же пиво не столько для того, чтобы пить. Скоре образ жизни в основе которого, все то же нормальное человеческое общение.

Наташа подхватила книгу из стопки - А. Толстой, "Эмигранты"

- Читаешь?

- Да. Книги - это мое хобби. Мне работа еще нравиться тем, что дает время для чтения. С работы - на этот диван. Хватаю любимую книгу, раскрываю на любимой странице. Благодать...

- А вообще, если серьезно, то литература - это такая огромная субстанция, что в ней может бесследно растворится не одна человеческая жизнь.

- Что читаю? Все! Это конечно плохо. Всеядность - значит разбрасываешься. И сейчас все больше склоняюсь в сторону объяснения в любви к классической литературе. Многие современные мемуаристы удивляют костным языком. 
Совсем недавно открыл Чкехова. Не только, что великолепно пишет. В характерах еого героев узнаю себя, своих друзей... То есть - он актуален и сегодня. И не важно, что тексты написаны столетие назад. Души то не изменились. 
Вот в этом номере "Молодой коммунист" интервью Юлиана Семенова. Прочел и еще буду перечитывать. Потому что человек находится на острие борьбы идеологий. Он выразитель той части пишущих людей, который не только наблюдают, но и являются солдатом нашей идеологической армии.

- Как я отношусь к известности? - Сергей капризно скривил губы. - Я не понимаю этого. Почему ради какого-то эфемерного удовольствия понравиться малознакомым людям, я должен делать то, что мне не нравиться. У меня двое прекрасных детей, любимая женщина и работа которая нравиться. Зачем мне еще что-то.

Мы шли по улице на автобус. Сергей шагал широкими шагами. Длиноногий, большерукий. Брюки чуть клешем, свободно болтающаяся майка. Жесты уверенные, свободные...

Вспомнилось:
Тамара: "...Ты там сидишь в углу и злословишь"...
Светлана поправляет: "...Он критик"

Наталия Д. (визит к Виктору Потипу)

Написано по мотивам текста, созданого 01.08.1983 года