Меню

Главная

Записки постмодерниста

Корабли Черного моря

Рассказы о Одессе
Рассказы о Запорожье

Про проект / Контакт

Морская коллекция
Фрегат в шторме
Фрегат в шторме
Фрегат в шторме

Корабли русских флотов на Черном море

Корабли в истории Одессы.
П
оиски сокровищь фрегата "Черный Принц".

Фрегат в шторме
14 ноября жестокий шторм у берегов Крыма привел к потере союзниками более 53 кораблей (из них 25 транспортов). Дополнительно, под Евпаторией потерпели крушение два линейных корабря (французский 100 пушечный «Генрих IV» и турецкий 90 пушечный «Пеики-Мессерет») и 3 паровых корвета союзников. В частности были утеряны посланные десантному корпусу союзников запасы зимней одежды и медикаментов, что в условиях надвигающейся зимы поставило союзников в тяжелое положение. Буря 14 ноября по тем тяжким потерям, какие она причинила союзному флоту и транспортам с припасами, приравнивалась ими к проигранной морской битве.

ЭПРОН родилась из легенды о золотом кладе. В этой истории была своя Троя и свой Шлиман - инженер Владимир Сергеевич Языков, с 1908 г. безрезультатно хлопотавший о разрешении организовать работы по подъему английского фрегата “Черный принц”, затонувшего во время Крымской войны под Балаклавой в числе других восьми кораблей соединенной эскадры, разбитой ураганом о балаклавские скалы.

Этот знаменитый корабль назывался просто “Prince” (“Принц”), а определение “черный”, с которым он вошел в историю, получил позднее стараниями журналистов.
С 70-х годов прошлого века “Принца” попеременно искали немцы, французы, норвежцы, ведь предполагалось, что он вез 500 000 золотых соверенов! В начале 1923 г. Языков приехал в Москву и со своей сумасшедшей “золотой идеей” обратился к заместителю председателя РВС Э.М.Склянскому и командующему Военно-морскими силами В.И.Зофу; в очередной раз не встретив понимания, он отправился в ОГПУ, где его предложение показалось любопытным: предполагалось, что “Черный принц” вез 400 000 фунтов стерлингов золотом! Уже в конце февраля 1923 г. Языков попал на прием к Ягоде и сумел заинтересовать его. Дальше события разворачивались с космической даже для “революционной” эпохи скоростью.

В последующие дни инициативная группа (В.С.Языков, Д.А.Карпович и инженер-механик Евгений Григорьевич Даниленко, по проекту которого должен был строиться глубоководный снаряд) зачисляется на довольствие и поступает в распоряжение ОГПУ. 13 марта Ягода отдал приказ о создании ЭПРОН, утверждении ее первого штата и начальника - В.С.Языкова. Таким образом, с самого начала у ЭПРОН был комиссар - “руководитель” от ОГПУ Мейер и “начальник” Языков. Их задачей стала организация, как сказано в самом приказе, “наилучших условий работы для “экспедиции за золотом”. До лета 1923 г. Захаров-Мейер и Языков должны были обеспечить постройку “в наикратчайший срок” снаряда для спуска на большую глубину.

Об инженере Языкове, энтузиасте-кладоискателе, почти ничего неизвестно. Он несомненно был человеком образованным и хорошо знакомым с морским делом. Мейер Языкову безусловно доверял. В дальнейшем Языков принимал деятельное участие в работе ЭПРОН уже безо всякой надежды найти золото “Черного принца” и покинул ЭПРОН в связи с ее реорганизацией и уходом Мейера с поста руководителя. Впоследствии стал сотрудником треста “Металлолом” в Москве, умер (или погиб) в 1937 г.

Хроника принятия и исполнения решений по ЭПРОН в это время впечатляет своей оперативностью. К 4 апреля 1923 г. Даниленко заканчивает работу над проектом глубоководного снаряда и направляет его эскиз для консультации в Научно-технический отдел (НТО) ВСНХ, 14-го НТО дает заключение о практической осуществимости спусков и работы в снаряде Даниленко на глубинах до 60-80 саженей. 20 мая рабочие чертежи сдаются на московский завод “Парострой”, где при содействии выдающегося инженера В.Г.Шухова стальной корпус снаряда (весом свыше 10 т) изготавливается за три месяца - ход работ контролируют сами И.С.Уншлихт и Г.Г.Ягода. К началу июля намечается отправить корпус снаряда в Севастополь для окончательной сборки. 14 июля платформа с корпусом уходит в Крым, а 18-го Мейер сам выезжает в Севастополь, и все лето там и в Балаклаве ведутся подготовительные работы.

Два чекиста, несколько опытных водолазов, врач, корабельный инженер и бухгалтер - вот какими силами начиналась работа по подъему затонувших судов. Феоктист Андреевич Шпакович - начальник плавучей базы, Константин Алексеевич Павловский - доктор, Антон Никитич Григорьев - главный штурман и помощник начальника базы, Кузьма Иванович Масалыгин - механик глубоководного снаряда, Анатолий Захарьевич Каплановский - начальник технической части. И команда - И.Д.Прокопенко, Ф.Ф.Ивасенко и др. Водолаз, начальник водолазной школы в Балаклаве Феоктист Андреевич Шпакович - почетный гражданин Балаклавы. Умер в 1964 г.

В помощь эпроновцам приданы значительные технические средства, и в течение второй половины лета 1923 г. они занимаются поисками точного местонахождения “Черного принца” в Балаклавской бухте: работали военные тральщики, дно обследовалось металлоискателями, гидроплан и аэростат проводили фотосъемку грунта.

Наконец, 2 сентября снаряд Даниленко (“ЕГД”), в котором находились сам конструктор и Карпович, впервые опускается на глубину 26 саженей. Через неделю, 9 сентября, проводятся новые спуски - на 95 и 123 м. Это мировые рекорды погружения - французский “подводный танк Рено” появится только в 1924 г.! С 11 сентября начинаются регулярные морские работы, обследуется все дно Балаклавской бухты. Несколько раз Мейер спускается сам, в начале октября он в третий раз выезжает в Севастополь для розыска свидетелей прежних поисков “Принца” под Балаклавой в 1900-1912 гг.; делаются запросы в Британское Адмиралтейство, в Рим - для получения справки от итальянского инженера Д.Рестучио, искавшего “Черного принца” в 1905 г.

После первых удачных спусков штат ЭПРОН уже в октябре 1923 г. увеличили до 58 человек, а экспедицию назвали “учреждением опытно-научных работ”. Однако розыски “Черного принца” успехов не принесли*, да и осенняя погода не благоприятствовала подводным работам, к тому же каждый месяц обходился в 3-4 тыс. рублей золотом.

История поиска “Черного принца” легла в основу одноименной повести М.М.Зощенко, изданной в 1941 г., но датированной 1936-м. Существует версия, что Зощенко писал свою повесть или по материалам Л.Захарова-Мейера или даже на основе его книги “Темно-голубой мир”.

Все же конкретные результаты были: в августе 1924 г. удалось поднять подводную лодку “Пеликан”, затопленную при входе в одесскую гавань, члены ЭПРОН обнаружили кладбище погибших английских кораблей, подняли много корабельных обломков, якорей - и в будущем на базе ЭПРОН предполагалось расширение экспериментов с подводными взрывами, а также глубоководные обследования с целью обнаружения археологических памятников, создание постоянной плавучей базы и второго снаряда и др.

Другие факты из истории Крымской войны 1954-56 гг

  • Флоренс Найтингейл заложила основы современной санитарии и ухода за ранеными в госпиталях — менее чем за шесть месяцев после её прибытия в Турцию смертность в лазаретах снизилась с 42 до 2,2 %.
  • В России Великой княгиней Еленой Павловной в октябре 1854 года было основано первое общество сестёр милосердия.
  • Николай Пирогов впервые в истории мировой медицины применил гипсовую повязку, что позволило ускорить процесс заживления переломов и избавило пациентов от уродливого искривления конечностей. Во время осады Севастополя для ухода за ранеными Пирогов воспользовался помощью сестёр милосердия, что также было нововведением по тем временам.
  • Активность снайперов в Крымской войне привела к появлению в российском флоте традиции «третий не прикуривает»: когда прикуривал первый, снайпер реагировал на вспышку, когда второй — делал упреждение на перенос огня, а третий курильщик получал пулю в голову.
  • Изобретены сигареты: привычка заворачивать крошки табака в старые газеты была скопирована английскими и французскими войсками в Крыму у турецких товарищей.
  • Задокументировано одно из ранних проявлений пропаганды, когда сразу после Синопского сражения английские газеты в отчётах о сражении писали, что русские достреливали плававших в море раненых турок.
  • Впервые для освещения хода войны широко используется фотография. В частности, коллекция фотографий, отснятая Роджером Фентоном и насчитывавшая 363 снимка, была закуплена Библиотекой Конгресса США и доступна онлайн.
  • Возникает практика постоянного прогноза погоды, сначала в Европе, а затем и по всему миру. Буря от 14 ноября 1854 года, нанесшая тажелые потери флоту союзников, а также тот факт, что эти потери можно было предотвратить, заставили императора Франции Наполеона III лично дать указание ведущему астроному своей страны — У. Леверье — создать эффективную службу прогноза погоды. Уже 19 февраля 1855 года, спустя всего три месяца после шторма в Балаклаве, была создана первая прогнозная карта, прообраз тех, что мы видим в новостях погоды, а в 1856 году во Франции работали уже 13 метеостанций.
  • Всероссийскую известность получает молодой автор Лев Толстой с публикующимися в прессе «Севастопольскими рассказами» с места событий. Здесь же благодаря сочинённой им песне, критикующей действия командования, заканчивается его военная карьера.
Пароходофрегат